В Институте стран СНГ назвали единственную цель Евромайдана на Украине

Заместитель директора Института стран СНГ Игорь Шишкин в беседе с Лайфом заявил, что главной целью Евромайдана был разрыв отношений РФ и Украины.

— Я считаю, что любое политическое действие необходимо оценивать с точки зрения тех целей, которые они перед собой ставили. Майдан и госпереворот в Киеве не делались для того, чтобы побороть коррупцию, реформировать энергетический сектор или улучшить жизнь простых украинцев и обеспечить их теплом. Всё это делалось только с одной целью — оторвать Украину от России, — уверен Шишкин.

По словам специалиста, если оценивать произошедшее с точки зрения поставленных целей, то нужно признать, что с поставленной задачей организаторы "блестяще справились".

— За пять лет они достигли такого, чего никто на Украине раньше не добивался. Молодые поколения воспитываются в уверенности, что Россия — это "агрессор", "главный враг", русский язык законодательно ограничивается, а в скором времени может быть и запрещён вовсе, — пояснил замглавы института.

При этом, как напомнил Шишкин, почти у всех россиян на Украине есть родственники или друзья.

— Киев — это мать городов русских, поэтому отгородиться от того, что там происходит, невозможно, — констатировал он.

Эксперт подчеркнул, что на Украине действуют нацистские карательные батальоны. Он так же отметил, что не понимает, зачем эти батальоны нужны, зачем нужны "акты устрашения".

— Это можно было бы антирусскую политику проводить чисто демократическими методами. А на Украине через голосование провести антирусскую политику нельзя. Вот вам лучшее доказательство того, что Украина внутри себя не принимает этот курс, — заключил Шишкин.

Ранее профессор политологического факультета МГУ Сергей Черняховский заявил, что в числе последствий Евромайдана Украина лишилась суверенитета.

Напомним, ровно пять лет назад на Украине начался Евромайдан. Люди вышли на улицы Киева с протестом против отмены прежней властью подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. Вскоре митинг перерос в столкновения, а затем — в госпереворот.