Россия и Грузия: время дружить еще не пришло?

Избранный президент Грузии Саломе Зурабишвили отказалась сотрудничать с Россией. По ее мнению, подходящее время для этого еще не пришло.

— Не думаю, что, пока Россия ведет себя так, как сейчас, с учетом того, что происходит на линии оккупации, где похищают людей, и эта линия движется вглубь нашей территории, все ближе к Тбилиси, с учетом того, как Россия сейчас ведет себя в отношении Украины, не думаю, что все это означает, что мы можем прямо сейчас перейти к сотрудничеству, — сказала она.

Зурабишвили также подчеркнула, что Тбилиси занимает проевропейскую позицию. И добавила, что если западные партнеры Грузии — Европа и США — начнут диалог с Москвой, то Тбилиси не останется в стороне.

Вай мэ! Горе-то какое! Как же мы без сотрудничества с Тбилиси-то?! Что же мы теперь делать будем?!

Да и как вообще она такое могла сказать? А как же курс на сближение, неоднократно декларированный представителями правящей партии?

Впрочем, если кого-то эти слова действительно расстроили, хочу напомнить, что у нас с Грузией уже больше десяти лет, как нет дипломатических отношений. Так что заявление Зурабишвили тут ничего не меняет абсолютно.

Конечно, иногда лучше жевать, чем говорить, и можно было если не промолчать, то повременить с подобными заявлениями — не делать их на следующий же день после избрания. Однако поспешность такого заявления свидетельствует о том, что Москва остается для Тбилиси не просто ближайшим соседом, а основным модератором в регионе, без которого не решается ничего. Есть сотрудничество, или его нет — не важно, но игнорировать Россию нельзя.

А теперь давайте снимем розовые очки — это я тем, кто вдруг подумал, что Зурабишвили пророссийский политик только потому, что ее в этом обвиняли оппоненты, или потому, что ей противостоял ставленник Саакашвили — Григол Вашадзе.

Во-первых, обвинения в "пророссийскости" в грузинской политике — это норма. Хочешь очернить оппонента? Можно сколько угодно обзывать его коррупционеров, вором, наркоманом, фашистом, сатанистом — ничто из этого не работает так, как обвинение в том, что он — "агент Кремля". Сейчас это модный тренд практически везде на Западе, в Америке это и вовсе приняло масштабы национальной эпидемии — все друг у друга ищут "связи с Москвой", выдумывая их на пустом месте. В Грузии это происходит уже 10 лет — после "пятидневной войны". Учитывая, что в отличие от всяких прочих "жертв российской агрессии" Грузия действительно с Россией умудрилась немножко повоевать, это не удивительно.

Так что на обвинения в "пророссийскости" внимания не обращаем априори. Скорее, если политика в этом не обвиняют, то с ним что-то не так.

Единственное у Зурабишвили, за что можно зацепиться — это ее заявления о том, что войну начала Грузия, хоть и с пояснением — что в ответ на "российскую провокацию". И это тоже вполне объяснимо. Во-первых, данное заявление было сделано в разгар предвыборной кампании и было направлено против лично Саакашвили, который пытался вернуть власть в Грузии в лице Вашадзе. Во-вторых, Зурабищвили таким образом подчеркивала свою проевропейскую позицию, озвучив выводы комиссии Евросоюза относительно событий десятилетней давности.

Больше "пророссийскости" там нет. Зурабишвили — потомок эмигрантов, бежавших в Европу от гражданской войны на руинах Российской империи, когда уже новорожденная Российская республика поглотила новорожденную грузинскую. Понятно, что родители юной Саломе навряд ли прививали ей любовь к России.

Зурабишвили долго работала в европейской дипломатии, приехав в Грузию после "революции роз" и влившись в команду ныне поносимого ей Саакашвили. Уже тогда антироссийская риторика Тбилиси была близка к пику, и Зурабишвили как министр иностранных дел просто не могла не быть одним из ее лиц. Это она проявила особенную твердость на переговорах с Лавровым о выводе наших военных баз.

И да, Зурабишвили даже не говорит по-русски.

В отличие от ее некогда оппонента Григола Вашадзе, который до недавнего времени вовсе был гражданином России. Вот у кого биография, способная навести на подозрение в любви к России. Долгое время жил в Москве, окончил МГИМО, работал в МИД СССР, сам себя называл "человеком русской культуры", грузинское гражданство получил только в 2004-м году.

При этом, конечно, Вашадзе так же трудно заподозрить в любви к России. На этих выборах "нашего" кандидата попросту не было. Его вообще нет в грузинской политике. Просто потому, что человек, который станет открыто призывать к восстановлению отношений с Россией, будет в лучшем случае маргиналом типа Нино Бурджанадзе, хоть и занимающей определенную политическую нишу и пользующейся определенной поддержкой, но вряд ли имеющей шансы на приход к власти.

Впрочем, отсутствие отношений не особо мешает нашим странам. Народная дипломатия, как известно, всегда идет впереди обычной. Нашим странам удалось в кратчайшие сроки восстановить экономическое сотрудничество, что особенно важно для Грузии — ведь Россия является для нее ключевым рынком. Российский бизнес в Грузии чувствует себя довольно комфортно, контролируя значительную долю добывающей промышленности, энергетики, сельского хозяйства. В страну после прихода к власти "Грузинской мечты" идут значительные российские инвестиции. Активно развиваются культурные и гуманитарные связи.

Конечно, с дипотношениями оно было бы лучше, но, что поделать. В любом случае, поражение на президентских выборах Вашадзе — это плюс хотя бы потому, что не будет возврата в прошлое. Можно не сомневаться, что возвращение Саакашвили только обострило бы ситуацию. Сохранение власти в руках "Грузинской мечты" ситуацию цементирует. И в данном случае это "меньшее из зол".

Конечно, опыт европейской дипломатии Зурабишвили дает определенные надежды, что при ней Тбилиси хотя бы будет пытаться нащупать какой-то конструктив. Однако опыт отношения с Европой, которая остается заложником холодной войны, навязываемой США, говорит о том, что надежды мало.

Так что на слова новоявленного президента я бы просто не обращал внимания. Тут нет противоречий. На что надо обращать внимание — так это на народные инициативы, направленные на сближение в гуманитарной, экономической и прочих сферах. Вода камень точит, а количество переходит в качество. Нам некуда торопиться.